Белинвестбанк

Суд вернул машину, но по факту это «конструктор». Кто ответит?

0 125

Проданный без согласия собственника автомобиль часто становится поводом для разбирательства в суде. Исход таких дел предсказуем, но отдавать машину просто так хотят не все, пишет «Автобизнес».

Суд вернул машину, но по факту это «конструктор». Кто ответит?

Фото из открытых источников (иллюстративное)

Без ведома и по липовой счет-справке

В собственности Ирины была машина, которой по взаимному согласию пользовался ее молодой человек, причем на протяжении уже трех лет. Когда отношения дали трещину, оказалось, что автомобиль был продан, причем об этом сама Ирина знать не знала.

«Когда я услышала о том, что моя машина продана, то подумала, что это какая-то шутка, – вспоминает девушка. – Автомобиль зарегистрирован на мне, продать его без согласия собственника невозможно. Оказалось, что это не так.

Взяла паспорт и пошла в ГАИ, где мне сказали, что никаких автомобилей на мне в настоящий момент не числится. Была машина, но она была снята с учета три месяца назад и продана. Новый владелец уже поставил машину на учет на свое имя на основании счета-справки. Естественно, я предъявила своему бывшему претензии, мол, если нет автомобиля, то верни хотя бы деньги от его продажи. Доводить дело до заявления в милицию не хотелось. В ответ услышала, что денег нет, они потрачены на ремонт квартиры, отдам, но позже, когда появятся. Но когда они появятся, если он не работает, не понятно, никаких сроков он не обозначил».

В юридической консультации Ирине сказали, что договор купли-продажи можно признать недействительным и аннулировать сделку, после чего новый владелец должен машину вернуть. Влезать в судебные споры девушке не хотелось, но всё же пришлось. Всем занимался нанятый ею адвокат.

Как выяснилось в суде, автомобиль продали по «левой» счет-справке без доверенности от собственника, то есть от Ирины.

«Там схема совсем мутная была: сначала один «перекуп» машину приобрел, затем другой, а в итоге она оказалась на комиссионной площадке, причем без договора комиссии, – объясняет Ирина. – Не знаю, чем люди думают, когда при покупке автомобиля даже документы не проверяют. Приходят, деньги отдают, а о юридической чистоте сделки не заботятся.

Новый владелец на суде присутствовал также с адвокатом. С иском он не согласился, мол, купил машину на законных основаниях, с документами, являюсь добросовестным приобретателем и всё в таком духе. Сейчас машина находится в ремонте у знакомого, но адрес, мол, называть не буду. Если коротко, то устроили на суде полный «цирк». Но судья клоунаду прекратил быстро и вынес решение машину мне вернуть».

Остатки вместо целого автомобиля

Решение ответчик оспорил в вышестоящем суде, но в итоге всё осталось как есть. Тем не менее возвращать Ирине автомобиль никто не собирался, в связи с чем делом занялись уже сотрудники органов принудительного исполнения (ОПИ).

Сотрудница ОПИ несколько раз выезжала по месту регистрации владельца автомобиля, но машины там не было. Тогда она пригрозила ему, что ставит вопрос о возбуждении дела за незаконные действия в отношении арестованного имущества. На автомобиле, к слову, лежал арест. В итоге машину договорились вернуть «завтра в присутствии сотрудника ОПИ».

«Завтра оказалось неожиданным. Подъехал эвакуатор, на площадку выгрузили автомобиль. Вернее, то, что от него осталось. Панель приборов снята, обшивка салона тоже. Двигателя нет, аккумулятора нет, сиденья и колеса отсутствуют, в общем, кузов остался и что-то еще. От этого оторопел даже сам судебный исполнитель, хотя я думаю, он и не такое видел за свою практику. Всё это фиксировалось в акте и фотографировалось. Было принято решение поместить остатки автомобиля на стоянку», – говорит Ирина.

Ей пришлось снова связываться с адвокатом, который взялся за дело с новой силой. Он составил иск, в котором просил суд назначить денежную компенсацию за повреждение имущества, которое на момент покупки новым собственником находилось в хорошем состоянии. Это подтверждалось актом диагностической станции, согласно которому автомобиль прошел техосмотр и был допущен к участию в дорожном движении.

«Провели экспертизу, и эксперт установил, что проводить ремонт машины экономически нецелесообразно. Ее остаточная стоимость оценена в 6500 рублей, а такая же аналогичная стоит около 15.000 рублей.

В судебном заседании ответчик в свое оправдание пояснил, что поскольку он являлся собственником автомобиля, то вправе делать с ним то, что пожелает. Якобы он передал машину для ремонта своему знакомому, а чтобы машину не разукомплектовали, решил поснимать с нее всё, что снимается. Когда же у него спросили, где находится всё снятое, он без зазрения совести сказал, что продал. Да, хотел машину вернуть гораздо раньше, но коронавирус бушевал, потом времени не было и так далее. Очередной спектакль, в общем, разыграл».

Из материалов дела:

«Ответчик в обоснование непризнания исковых требований истицы сообщил, что собственником автомобиля является на законных основаниях. После покупки спорного автомобиля решил заменить в нем двигатель, в связи с чем доставил машину на ремонт в автосервис. Ответчик признает, что снял с автомобиля детали, элементы салона и кузова, чтобы во время ремонта его не разукомплектовали.

После вынесения судебного решения о том, что транспортное средство нужно вернуть предыдущему владельцу, решил, что ремонтировать машину не будет, и передал автомобиль согласно судебному решению и в присутствии судебного исполнителя в том виде, в котором тот находился. Снятые с автомобиля элементы и детали реализовал по объявлениям в сети Интернет».

«Мой адвокат настаивал на том, – продолжает Ирина, – что ответчик намеренно разукомплектовал автомобиль после судебного решения о возврате автомобиля мне. Об этом свидетельствуют фотографии в социальных сетях, судя по которым, до вынесения судебного решения машина была в надлежащем состоянии. Такими преднамеренными действиями моему имуществу причинен вред, который ответчик должен компенсировать. «Конструктор» мне не нужен».

Из судебного решения:

«С учетом имеющихся материалов и показаний, полученных при рассмотрении дела, суд считает, что ответчиком причинен вред транспортному средству, принадлежащему истице, что является очевидным исходя из технического состояния автомобиля, переданного истице, и подтверждается заключением эксперта, согласно которому автомобиль признан погибшим. Тот факт, что в такое состояние автомобиль умышленно привел сам ответчик, последний не отрицает.

Решая вопрос о размере суммы, подлежащей взысканию с ответчика, суд исходит из того, что истица не намерена восстанавливать автомобиль. Остаточная стоимость автомобиля, переданного истице, составляет 6.500 рублей, что определено заключением эксперта. Согласно этому же заключению стоимость идентичного и исправного автомобиля составляет 15.000 рублей.

Таким образом суд считает, что размер суммы, подлежащей взысканию с ответчика, составляет разницу между стоимостью идентичного и исправного автомобиля и его остаточной стоимостью (15.000 — 6.500 = 8.500 рублей). Также в пользу истицы надлежит взыскать с ответчика понесенные судебные расходы».

«В целом решением суда я удовлетворена. Да, пришлось повозиться с продажей «годных остатков», как официально назвали то, что осталось от моей машины, но в целом стоимость автомобиля мне была возмещена. Судебные исполнители оперативно арестовали имущество должника, что способствовало тому, что он просто и быстро вернул мне необходимую сумму. Как мне сказали, этот должник выкатил иск уже моему бывшему, который без моего ведома продал машину, и там на суде было довольно весело. Но это уже его проблемы», – резюмирует Ирина.

Get real time updates directly on you device, subscribe now.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.